АРХИПЕЛАГ КАРЛАГ НУРЛАНА ДУЛАТБЕКОВА

Трагическая история этой территории размером с Францию не поместится ни в один музей или книгу, но один из самых больших островов архипелага ГУЛАГ стал для Нурлана Дулатбекова загадочным материком, тайны и белые пятна которого требуют пристального изучения. И пепел его невольников стучится в сердца.

“Анализ сути и значения трагических страниц недавнего прошлого и восстановление искаженной истории являются целью любого гражданского общества”, – пишет доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Нурлан Дулатбеков, автор идеи альбома “Творчество в неволе” в предисловии к нему. Это издание предпринял Карагандинский университет “Болашак” и Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество “Мемориал” (Москва), и оно стало первым альбомом и одной из книг уникальной серии изданий “Болашак” в научно-просветительском проекте “Карлаг”.

Поразительный факт: трагические страницы альбома написаны карагандинским углем и кровью. В буквальном смысле — живописцам не хватало красок, и они смешивали свою кровь с углем, чтобы продолжать творить. Это обстоятельство поразило Дулатбекова-исследователя, как в дальнейшем звали за собой, не отпуская из темы, другие факты, воспоминания, обрывки фраз… Да, в неволе даже создание портретов жен лагерного начальства и картин на пафосные патриотические сюжеты было иллюзией свободы. Из окружающего негатива, как в фотографии, рождался позитив. Такая светопись, такая страшная правда всепобеждающей жизни заключена в этом альбоме, что выразить впечатление от него невозможно. Это факт истории, это факт искусства. Наверное, потому так сильны эмоции от прочтения всех книг проекта “Карлаг”, что Нурлан Дулатбеков не стремится дать оценку отражаемой эпохе, а передает факты. Издания всегда насыщенны документами, данными без комментариев — это плоды кропотливой работы ученых в архивах, в том числе московских. И всегда в них рассказаны человеческие истории, поверить в которые порой невозможно. Но они настоящие, рассказанные живыми очевидцами событий. И этот архив поистине бесценен.

Брат великой русской балерины Майи Плисецкой Азарий со страниц одной из книг замечает в диалоге: “Я не сидел, я лежал в АЛЖИРе (Акмолинский лагерь жен изменников Родины — Авт.), мне всего был год от роду”. А первыми словами ребенка, рожденного в неволе в СССР стали: “Хочу за зону”. В письмах детей АЛЖИРа на тетрадных листочках, исписанных крупным неумелым почерком, по 8-9 раз повторяется слово “мамочка” – самое сладкое, как детское счастье, самое жгучее, как детская слеза…

Один из томов этой “истории историй”, “Судьба узника песчаного лагеря” написан в необычном формате диалога автора с героем. Два Льва — Вознесенский и Гумилев, оба — яркие личности, встретились в кочегарке лагеря, где Гумилев работал. Лев Александрович Вознесенский, видный экономист, публицист, личность с ярким интеллектом, совсем еще молодым человеком оказался в заключении в Песчаном лагере. Он сумел с достоинством перенести свою личную трагедию и трагедию своей репрессированной семьи во многом благодаря этим разговорам с основателем идеи евразийства. Мысли, высказанные обоими пассионариями в формате свободного общения – не правда ли, особенно гордо звучит определение “свободный” именно в условиях окружающей собеседников несвободы? – поражают своей новизной и смелостью и нас, нынешних читателей.

В следующей книге книге проекта “Священнослужители – узники Карлага”, один из священнослужителей пишет другому: “Если тебе сказали, что я умер – не верь. Верующие не умирают”.

А книгу “Японские военнопленные в Карагандинской области” наши исследователи отвезли в Токио. В конце сороковых годов прошлого века в Казахстане находились десятки тысяч японских военнопленных. И наиболее массово их труд использовали именно в Карагандинской области. Сейчас им уже под 90 лет. Ахико Тецуро, который жил в Актасе. Он до сих пор вспоминает наши суровые зимы, и, представьте, скучает по Казахстану.

С благодарностью вспоминают Казахстан и немцы. В проходящие колонны добросердечные, простодушные казахи бросали курт. Поначалу заключенные думали, что это камни, но потом поняли — это еда (Курт – специально приготовленный соленый высушенный творог – Авт.). И, поверьте, в каждой семье немецких спецпереселенцев бережно хранятся подобные истории.

Книгу о судьбе военнопленных венгров автор презентовал в Музее террора в городе Будапешт. Несколько часов ученые Венгрии “атаковали” Нурлана Дулатбекова, задавая ему десятки вопросов и недоумевая, что заставило ученого-казаха написать эти книги, почему его волнует прошлое и судьба венгров, японцев, русских, украинцев и других народов. Такие же вопросы звучали на презентациях проекта в Вене, Варшаве, Москве и Санкт-Петербурге.

Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас своими убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика, и что существуют другие взгляды, способные пролить свет на ту или иную ее сторону. В Казахстане проживает более 115 национальностей, и у всех у нас единая история. Мы все — выходцы из Карлага, и все — его жертвы. – считает Нурлан Дулатбеков. – Казахи лишись множества исконных поселений, на территории которых развернулась эта империя зла. Но мы видели боль людей, и наши предки отзывались на нее. В Казахстане хотят помнить свою историю, со всеми ее трагическими страницами. Любое государство, которое бережно относится к своей истории, памяти и будущему, должно так строить свою политику.

Воспоминания бывших узников Карлага, альбом репродукций и фотоальбом, очерки истории религий и восстаний, факты и расследования, статистика, таблицы, карты и воспоминания — всего их двенадцать, книг проекта “Карлаг”. У истоков их издания стоял автор идеи Нурлан Дулатбеков. С течением лет вокруг главного организатора и вдохновителя образовался коллектив ученых, исследователей, краеведов — Н.Жумадилова, Ж.Баймурынов, Б.Жунусова, Т.Алланиязов, Ю.Попов, И.Фалежинская, И.Ислямов и Е.Кузнецова. Все это люди известные своим безупречным профессионализмом, дотошные исследователи с неравнодушными сердцами. И в этот круг тема Карлага и личность автора исторического проекта о нем будет притягивать новых и новых людей, молодых ученых.

В планах Нурлана Орынбасаровича исследование тем о репрессированных медиках, детях Карлага, особых лагерях, о 58 статье бывшего Уголовного кодекса. Эти идеи приходят к нему не случайно. В административном корпусе Карагандинского университета “Болашак” на улице Ленина-17, где находится рабочий кабинет ректора, когда-то жил великий репрессированный ученый Александр Чижевский. Конечно, в доме, стараниями Нурлана Дулатбекова, установлена мемориальная доска в память о великом ученом.

Книги историко-просветительского проекта “Карлаг” разосланы во многие публичные, научные и университетские библиотеки всего мира. На его адрес приходят благодарственные письма со всех концов света. Многие люди благодаря этим книгам вернули себе память о прошлом, скрытую их предками.

Архипелаг Карлаг связывает обособленные островки — людские судьбы, нитью памяти. Эта крепкая нить пронизывает поколения, но невозможно умалить значение людей, заставляющих нас осознать ее существование.

Ольга МООС. АРХИПЕЛАГ КАРЛАГ Нурлана ДУЛАТБЕКОВА/ О. Моос // WORLD DISCOVERY Kazakhstan. – 2013. –04-05 (44). – С.60-66

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *